Крым на ПМЖ: Безопасность в Севастополе


Это наша рубрика «2 в 1». Сегодня мы разберем тему безопасности. Безопасности в городе, безопасности для наших детей, наших родителей и нас, в принципе. Почему-то мы с Катей сели, и завели эту тему. Именно о том, насколько этот город безопасен? Не страшно ли здесь гулять ночью? Что происходит? Как здесь с этим справляются? И у нас, как обычно, есть разные мнения на этот счет.

— Ксюш, скажи мне, ты считаешь Севастополь безопасным городом?

— Безумно безопасным.

— По сравнению со своим, с Пермью?

— Да.

— Почему?

— Я считаю Севастополь безумно безопасным городом. Во-первых, у меня такое ощущение, что я живу на военной базе. Вообще, это так и есть. Соответственно, здесь у меня много военных людей, каждый третий – это военный. Люди сюда приезжают учиться, работать, повышать квалификацию и тому подобное. Действительно, здесь каждый третий военный. Я постоянно встречаю мужчин в форме, которые с оружием. Все куда-то бегут на учение. Честно говоря, несколько раз гуляла ночью, видела сама лично, как тихо. Нет никаких пьяных людей в магазинах, дебошей, наркоманов на лавочке. Все как-то чистенько и красиво. Если кто-то начинает сильно громко повышать голос, им делают предупреждение, или уводят. Здесь нет наркоманских притонов. Ничего я такого не вижу. Сама лично наблюдала один раз ситуацию. Захожу в магазин. У магазина один мужик был чем-то недоволен, видать, немножко выпил. Начал дебоширить, громко разговаривать. Не прошло двух минут, подошли два парня в гражданском, скрутили мужика, увели, все – тишина. В эту секунду я почувствовала, что я в безопасности. Видела много милиции, людей в форме, которые уводят наркоманов и пьяных людей. То есть, подходят, спрашивают. Здесь, мне кажется, что очень безопасно. Здесь очень много военной техники. Ощущение того, что я живу в казарме, на полигоне. Для меня – я прочувствовала разницу. Для тебя – не знаю. Сейчас тебя об этом спрошу. Здесь мне как-то стало спокойно. Такое ощущение, что со мной здесь ничего не произойдет, ничего не случится. И даже, если на нас сейчас полетит какая-нибудь бомба, то она просто сюда не долетит.

Вчера прикол с Катей был. «Катя, Катя, смотри, там что-то в небе летит! Что-то похожее на летающую тарелку!» Катя, даже не поворачиваясь: «А, она сюда не долетит, ее и так застрелят!» Понятно, что там был непонятный объект, но просто, сама реакция местного человека.

Кать, какое у тебя мнение? Считаешь ли ты свой город, в котором живешь, безопасным? Что тебе нравится, и что не нравится?

— Ты знаешь, никогда не считала безопасным, но и особо не задумывалась о безопасности. Правила безопасности я соблюдаю, как человек.

— То, что ты не ходишь ночью по разным притонам?!

— Да! А так, в принципе, все зависит от района, в котором ты живешь. Есть более криминализированные районы.

— Все-таки, здесь есть такая градация, да?

— Конечно. Есть неблагополучные места, в которые не стоит ходить. Есть хорошие и спокойные места. То есть, наверное, все определяет место, где ты живешь. А так, да, военных у нас много. Я просто этого уже не замечаю, у меня уже глаз замылен.

— Часто у Вас происходят такие ситуации, что кого-то убили, изнасиловали, ограбили?

— Ты знаешь, как местный житель, я знаю все страшилки в Севастополе, от и до. Поэтому, могу сказать, что да. На моей памяти очень много случаев, даже, когда среди моего окружения были случаи и ограбления, и убийства – никого не нашли в итоге. Поэтому, в этом плане, Севастополь снижает планку. Ну, если говорим о преступлении и наказании, то с этим хромает.

— А как Севастополь с другими городами Крыма? По поводу криминалистики.

— Наверное, так себе. Севастополь – город живет круглый год – и зимой, и летом. Если летом, то все едут, в том числе гастролеры, в южные города типа Ялты, Алушты, там да, могут не только обворовать. А зимой все уезжают. То у нас, жизнь кипит круглый год, поэтому, всегда обстановка накаляется.

Значит, какая у нас была тенденция? У нас очень увеличилось количество ограблений, грабежей, воровства в 2014 году, когда мы вступили в Россию. Почему? Потому что, к нас хлынул поток как людей из Украины, так людей из России. Очень много к нам приехало как хороших, так и плохих людей.

— А что, были конфликты какие-то?

— Нет. Открылись ворота в Крым, и все хлынули в Севастополь. Все, что не успели наворовать, решили в Севастополе до воровать.

— То есть, я правильно поняла, что такое ощущение в переходный период. То есть, люди, которые пытались что-то урвать. Очень много мошенничества было.

— В Севастополь хлынуло очень много мошенников, в том числе, из России, которые пытаются провернуть свои какие-то «серые» схемы, и народ еще доверчивый, или просто он это забыл или не знал, еще не в курсе, он может на это повестись. И этим очень упорно пользуются. Если же мы говорим просто о других людях, очень много мошенников, которые, наверное, в России были 10 лет назад, сейчас пытаются их здесь реализовать. Если это Вы проходили уже, то здесь они пытаются с нами провернуть заново. Ну, плюс еще много хлынуло всяких мелких гастролеров, которые делают квартирные кражи, в транспорте тебя могут обворовать. Это все очень неприятно. Это стало заметно с 2014 года, когда этот поток пошел.

— То есть, все-таки, криминальная обстановка повысилась с момента входа в Россию. Ты меня расстраиваешь, прям, честно.

— Конечно, это очень неприятно. Наверное, уже на кражу телефона никто особо не реагирует в полиции.

— Потому что, у них дел других добавилось, получается. У нас вообще на это не реагируют, по-моему.

— Понимаешь, ты говоришь, что да, можно пойти в магазин, если там будет пьяница, то его скрутят местные люди. Если мы говорим о защите правоохранительных органов, я не вижу такой защиты. То есть, когда моим знакомым нужна была защита полиции, они ее не получили. Ну, это было не только при России, даже и при Украине. Всегда так было. Если, например, что-то случится, я реально не знаю что делать, куда бежать, и прочее.

У меня был случай, когда я училась в университете, у нас пропала девочка. Ее искали всем городом, ее искали родители, кроме полиции. То есть, родители нанимали катера, проезжали все бухты, были отряды добровольцев, у нас была половина города в баннерах, что пропала девочка, помогите найти.

— Представляете, один человек пропал, и такая шумиха.

— Ее так и не нашли. Шумиху подняли родители. Все активно за этим следили, так как она училась у меня в университете.

— Ладно, а что, полиция не отреагировала на это?

— И это все было за счет родителей. Вплоть до того, что они сказали, если Вы хотите, чтобы мы ездили по бухтам, сдайте деньги на бензин.

— Какой год это был?

— Это был 2010-2011 год.

— Ну, это нам уже не интересно.

— Я тебе просто рассказываю. В принципе, ничего особого в отношении не поменялось. И то, что я слышу сейчас, мне рассказывают на работе, не только полиция, а и наши прокуратуры, которые приехали к нам с материка. Как мне сказал мой знакомый: Мы приехали сюда за медалями. То есть, это временщики, которые приехали сюда быстренько что-то урвать, напакостить и уехать обратно. Мы не местные, нам здесь ничего не надо. Мы, все, что можно было взяли и уехали. Вы разгребайте свою кучу сами.

Вот такая очень неприятная тенденция.

— Этот ы говоришь именно про военных, которые приезжают повышать квалификацию?

— Я говорю не про военных. Военные тут вообще не причем. Я говорю про правоохранительные органы: прокуратура, следственный комитет, полиция.

— Нет, тут тоже надо посмотреть. Сейчас же идет военная организация, смена, и них у самих там бардак.

— Бардак. В том то и дело – здесь бардак, и он никак не регулируется.

— Я вообще про другое говорю. По поводу этого, я с тобой полностью согласна, что в администрации, что в правоохранительных органах бардак. Реально, это видно. У них там полная реорганизация, никто не понимает куда, кому, чего подчиняться. Новые люди, все перестраивается. Понятно, что, когда у них внутри бардак, они не выйдут наружу и не приведут все в порядок. Я даже не про это говорю. А про обычных людей, которые следят за порядком. Я сколько раз наблюдала: кто-то выходит гулять с собакой на детскую площадку, то его сразу попросят. Неважно, это мужчина или женщина. Если, допустим, ты выбрасываешь мусор мимо мусорного бака, то это тоже люди заметят. Если тебе угрожает какая-то опасность, я сама видела несколько раз ситуацию, что человек хоть тонет, хоть споткнулся, упал и так далее, все равно, отношение другое. Такое ощущение, что здесь менталитет более спокойней и безопаснее. 

— Может быть. Потому что, я говорю, у меня глаз уже замылен как у местного жителя. Я могу такие вещи просто не замечать. Ты более свежим взглядом на это все смотришь, и тебе, действительно, есть что сказать, с чем сравнить.

— То есть, ты, по поводу обстановки, безопасности, не совсем со мной согласна?

— Да, конечно, у меня есть конфликты, истории, которые имеют место быть.

— Как ты думаешь, дальше хуже будет, или лучше?

— Дальше будет дальше. Ничего не могу сказать. Прогнозы делать нет смысла. Все, что делали – не оправдалось.

— Вот такой интересный взгляд человека, который здесь живет, все равно чувствует и видит разницу. То, как здесь все меняется. И человек, который приехал и смотрит на все это по-новому позитивным взглядом. А так, нам больше сказать нечего.

— Спасибо, что Вы с нами. Смотрите наш канал. Подписывайтесь.

— Обязательно ставьте лайки, если было полезно. Подписывайтесь на наш канал, и ничего не бойтесь.

Добавить комментарий